Структура психического аппарата. 1 и 2 топики.

Представляю вашему вниманию реферативное описание психического аппарата, то как он описывался Зигмудном Фройдом. Этот текст, я полагаю, будет полезен моим коллегам, студентам-психологам, всем интресующимся психоанализом и знакомым с психоаналитической терминологией.

Введение. Структура психики

Формирование идеи, представления о психическом аппарате, прошло три этапа.

Теорию психического аппарата З. Фрейд развивал на протяжении всей жизни, многократно изменяя и дополняя свои идеи под влиянием фактов, полученных в клинической практике. Фрейд стремился понять природу психопатологии, и его первое открытие было связано с выявлением и признанием роли психических травм (и в первую очередь детской сексуальной травмы, что получило наименование «теория соблазнения») в психогенезе истерии и других неврозов. Однако затем он отказался от теории соблазнения, посчитав, что воспоминания пациентов, страдающих психическими расстройствами, об их совращении в раннем детстве (ближайшими родственниками) могут порождаться их фантазиями. Тем не менее Фрейд отметил, что эти фантазии могут быть следствием реально присутствующих в психике, но бессознательных желаний и влечений таких пациентов.

 «…я должен вспомнить заблуждение, которому я одно время предавался и которое вскоре стало тормозить всю мою работу. Под нажимом моего тогдашнего технического метода большинство моих пациентов репродуцировали сцены из своего детства, содержанием которых являлось сексуальное совращение взрослыми… Я поверил этим рассказам, а потому предположил, что в этих переживаниях сексуального совращения в детстве обнаружил источник последующего невроза. После того как я все же был вынужден признать, что этих сцен совращения никогда не было, что они являются лишь фантазиями моих пациентов, которые, возможно, я сам им и навязал, какое-то время я находился в растерянности… Когда же я взял себя в руки, то сделал из моего опыта верные выводы, что невротические симптомы присоединялись не к непосредственным реальным событиям, а к желаниям-фантазиям..»

            Осознание этого факта знаменовало переход ко второму этапу развития психоанализа, который длился с 1897 по 1923 год — до официального представления структурной модели.

          Фрейд разрабатывает клиническую теорию бессознательного. Первая созданная им теория получила название топографической (или — первой топики).

Термин «топографический» происходит из древнегреческого языка и описывает взаимное расположение и очертания отдельных пространственных областей.

        С помощью топографической модели Фрейд пытался гипотетически определить (или расположить) психические феномены в некоем пространстве относительно сознания, которое было избрано в качестве точки отсчета.

         В соответствии с первой топикой психический аппарат разделялся на три части, каждая из которых наделялась своими признаками или функциями, определенным образом соподчиненных и соупорядоченных, со своей энергетической нагрузкой и своим внутренним (интрапсихическим) содержанием.

         Были выделены Бессознательное, Предсознательное и Сознательное.

          В1923 г. Фрейд переходит ко «второй топике», или структурной модели психического аппарата, обосновывая разделение психики на три инстанции: Оно, Я и Сверх-Я. В структурной модели Сознание интерпретируется уже не как отдельная подсистема, а как одна из психических функций, которая, наряду с другими локализуется в Я. При этом признавалось, что бессознательные процессы, которые ранее относились только к Оно, где бессознательное безраздельно господствует, могут происходить также в Я и в Сверх-Я.

Первая топика

         Стремясь наглядно представить душевную структуру человека, Фрейд использовал образ аппарата, построенного из нескольких систем. «Эти сравнения нужны лишь для того, чтобы мы могли лучше понять сложность психической работы, разложив ее на составные части и поручив каждую часть этой работы разным составным частям аппарата».

       Системы обладают разными функциями, разными принципами работы и разными свойствами сознания, в соответствии с которыми они и получают свои названия. Первой системой является бессознательное. Это сфера репрезентантов влечений, проявляющихся здесь психически.

         Влечения: влечение, зародившееся в телесном источнике, проявляется у человека в репрезентанте влечения. Это означает, что влечение, чтобы быть психически воспринятым и усвоенным, должно соединиться с представлением, будь то мысль (фантазия), выражающая желание, или непосредственное представление о предмете. Следовательно, влечение выражается в представлении. Поэтому, согласно Фрейду, репрезентант влечения состоит из двух частей: из когнитивной — мыслей, слов, представлений о предметах, — и энергетической — аффектов, чувств и импульсов. Соответственно, не существует ни влечения в чистом виде — поскольку всякое побуждение связано с представлениями, ни мыслей в чистом виде — поскольку все представления «катектированы» психической энергией. Исходя из этой концепции репрезентации влечения и энергетического катексиса, Фрейд пытается описать процессы с точки зрения соотношения бессознательного и сознательного. Если, например, представление или желание вытеснено, то это вовсе не значит, что с ним раз и навсегда покончено. Часть аффекта, недоступная представлению, живет теперь своей жизнью, может вступить в связь с другим представлением или проявиться в форме диффузного страха.

              В онтогенезе и филогенезе бессознательная система возникает первой. Из нее не только происходят остальные системы, но и во всех прочих отношениях она является исходной областью, источником потребностей и энергии (либидо), которая не дает жизни остановиться. В бессознательное включается предсознательное,(оно развивается) которое осуществляет связь с сознательной системой. Сознательная система обозначается через функции восприятия и мышления, кроме того, она обладает доступом к двигательной сфере. Она умеет преобразовывать мысли и намерения в поступки и вообще осуществлять связь с внешним миром. Через внутреннее восприятие сознательная система получает информацию о потребностях, желаниях и устремлениях бессознательной системы. Посредством сознательной системы осуществляется удовлетворение потребностей, причем действует она через чувственное восприятие, процесс мышления и соответствующие поступки.

       Разница в принципах работы обеих систем крайне проста. В бессознательной системе главенствующая роль отводится первичному процессу, в сознательной системе — вторичному.

         Бессознательная система состоит из репрезентантов влечений. Здесь друг подле друга могут мирно уживаться взаимоисключающие представления, чего не бывает в сознательной системе. Энергетические части, которыми катектированы(загружены энергией) представления, могут быть оттеснены, замещены другими, и, при определенных обстоятельствах, сгущаться в одно-единственное. Логические связи, закон противоречия, пространственные и временные границы здесь не имеют никакой силы. Из этой системы выпадает реальное отношение ко внешнему миру, свойственное сознательной системе. Для бессознательной системы нет ничего невозможного, она не знает ни колебаний, ни запретов. Она замещает материальную реальность реальностью психической, которая может воплотиться в сновидениях, фантазиях, галлюцинациях и видениях.

        Бессознательная система не могла бы существовать сама по себе, она была бы нежизнеспособной. «Хотя психического аппарата, который бы обладал только первичным процессом, насколько нам известно, не существует и поэтому он является лишь теоретической фикцией, однако все говорит о том, что первичный процесс дан в нем с самого начала, тогда как вторичный развивается лишь постепенно, сдерживает первичный, накладывается на него и достигает полного господства над первым, вероятно, только в зените жизни».

       Поэтому сознательная система нужна ей как инстанция, играющая роль посредника. Она выясняет, каковы условия внешнего мира (испытание реальности), и приноравливает к ним потребности, что означает работу мысли в соответствии с причинно-следственными связями, категориями времени и пространства, а это предполагает сдерживание потребностей, а порой и отказ от них.

Цензура

        Осталось сделать важное замечание по поводу границ между этими различными системами. Реально энергия, репрезентации не циркулируют бесконтрольно от одной к другой. При каждом переходе работает цензура. Эта цензура особенно сурова между бессознательным и предсознательным,  она осуществляется активным образом: это не инертный барьер, а неусыпная сила, запрещающая тем или иным представлениям допуск на определенную территорию. В этом случае импульсы сохраняют свою энергию, даже если непосредственная цель их не может быть достигнута. По законам первичного процесса, энергия может передаваться другим представлениям, она может найти выход в страхе, всевозможных телесных ощущениях, отвращении, депрессии, неспособности к работе и т.д. Здесь можно было бы привести весь широчайший спектр невротических симптомов, а также таких обычных жизненных явлений, как ошибочные действия, которые могут возникать на основе бессознательного отклонения. Бессознательное отклонение, в отличие от нормального, осознанного, Фрейд называет вытеснением.

Простым примером вытеснения и вызываемых им симптомов могут служить фобии, рационально постижимой причины которых зачастую обнаружить не удается.

       Равным образом цензура осуществляется между предсознательным и сознательным. Но все же она осуществляется здесь с меньшей строгостью: она больше отбирает, чем подавляет, а напор побуждений слабеет, они становятся бессильными, недейственными.

однако цензуру следует рассматривать также как задачу, которая затрагивает предсознательное как целое и которая может осуществляться в любом месте этого предсознательного континуума, от глубин до самой поверхности

          Образное изображение этого процесса цензуры выглядит у Фрейда следующим образом: «Итак, мы уподобляем систему бессознательного большой прихожей, в которой, словно некие существа, толпятся душевные побуждения. К этой прихожей примыкает второе, более тесное помещение, что-то вроде гостиной, в котором пребывает также сознание. Однако на пороге между этими двумя помещениями несет свою службу страж, который проверяет каждое душевное побуждение и не пускает в гостиную, если оно вызывает его неудовольствие. Вы, разумеется, видите, что нет большой разницы, прогонит ли страж некое душевное побуждение с порога или снова вытолкнет его за порог после того, как оно уже проникло в гостиную… Если они уже пробрались к порогу и получили отказ от стража, то это значит, что они не способны к осознанию; мы называем их вытесненными. Однако также и те побуждения, которые страж пустил за порог, не обязательно станут осознанными, они смогут стать таковыми, если им удастся привлечь к себе взгляд сознания. Поэтому мы с полным правом называем это второе помещение системой предсознательного»

      Наша психика защищена не только от появления в сознании вытесненного, нежелательного материала, но и от проникновения слишком большого количества стимулов из внешнего мира. Речь идет о пограничной зоне, расположенной между внешним миром и ≪поверхностью≫ психического аппарата. Ее функция сходна с функцией фильтра: не дать прорваться внутрь психики слишком сильным стимулам, которыми невозможно овладеть; отсюда название этой системы: противовозбуждающая

Свойства  бессознательного, присущие первичному процессу:

      а) Вневременность. Процессы в бессознательном никак не связаны с течением времени. Именно это свойство Фрейд не сумел распознать на первом этапе, и именно оно позволило ему считать фантазии и представления-желания воспоминаниями о действительных случаях. Только на втором этапе он заметил, что с тем или иным психическим содержанием (проистекало ли оно из реального переживания или из фантазий об исполнении желания), как только оно вытеснялось в бессознательное, начинали обращаться так, словно оно является воспоминанием о реальном событии. Поскольку понимание временных процессов появляется только в определенный период развития детской психики и представляет собой один из аспектов общего когнитивного развития, это связано с весьма формальным явлением вторичного процесса и зависит от взаимодействия с внешним миром.

       б ) Игнорирование реальности. Инстинктивные желания следуют исключительно принципу удовольствия. На действительность они не обращают никакого внимания и тем самым находятся в резком противоречии с системами предсознательного и сознательного, где господствует так называемый «принцип реальности», который, являясь результатом взаимодействия индивида с внешним миром и выполняя задачу самосохранения, развивается с течением времени и считается вариацией принципа удовольствия.

        в) Психическая реальность. В бессознательном воспоминания о реальных событиях и воображаемых переживаниях между собой не различаются. В этой системе нет «признаков (индикаторов) (внешней) действительности», и поэтому фантазии, так же как и желания, ставятся на одну ступень с воспоминаниями о реально исполненных желаниях и к ним относятся соответствующим образом. Точно так же абстрактные символы понимаются не как таковые — с ними обращаются так, словно они представляют конкретную действительность.

         г) Непротиворечивость. Поскольку видение противоречий предполагает определенную степень формального мышления и соответствующей компетентности, такие суждения, где с противоречащими друг другу элементами обходятся так, словно они целиком друг с другом сочетаются и словно они могут находиться рядом друг с другом, не приводя к конфликту, могут существовать только в бессознательном. Отсутствие противоречий в бессознательном проявляется также в виде так называемого тождества противоположностей; для бессознательного «большое» и «малое» — это одно и то же, потому что отрицание ему неведомо.

       д) Неотрицаемость. Когда к понятию «нет» присоединяется представление, в этом проявляется процесс формального мышления, которым индивид овладевает в процессе своего развития; поэтому в бессознательном не может быть отрицания, ибо оно возможно только в сфере предсознательного явления и обычно указывает на наличие в бессознательном противоположных содержаний.

        е) Слова как вещи. Если в двух других системах топической модели широко используется символическое и абстрактное изображение и всегда сохраняется связь между символом и категорией событий, к которой он относится, то в бессознательном этого нет в принципе. Посредством вытеснения с символом обходятся таким образом, словно он занимает место реальной вещи — он не обладает качеством абстрактного. Поэтому воспоминание о чем-то непредметном может возникнуть в конкретном образе того или иного деривата бессознательного. Особенно очевидным это явление становится в сновидениях или в некоторых формах шизофренического нарушения мышления. Абстрактные слова и рассуждения могут восприниматься там совершенно буквально и конкретно

Характеристики системы Предсознательное

           Систему предсознательного можно описать, как взаимосвязанную структуру, исполняющую ряд определенных функций, которые одновременно служат как приспособлению к инстинктивным желаниям, так и приспособлению к настоящим и прошлым требованиям внешнего мира.

Задачи системы Псз

        а) Критическая оценка эмоциональных состояний и проникающих представлений. Это неотъемлемая часть процесса цензуры, которому подвергаются все психические содержания независимо от их происхождения (будь то содержание инстинктивного желания, пробужденное воспоминание или актуальное содержание восприятия), прежде чем они смогут попасть в сознание.

         б) Цензура инстинктивных желаний и их дериватов. Прежде это изображалась таким образом, словно она осуществляется на гипотетической границе между бессознательным и предсознательным, с одной стороны, или предсознательным и сознательным — с другой; однако цензуру следует рассматривать также как задачу, которая затрагивает предсознательное как целое и которая может осуществляться в любом месте этого предсознательного континуума, от глубин до самой поверхности. То, что исходит из бессознательного, может быть подвергнуто цензуре (или отвергнуто) везде, где оно, превысив некоторый определенный уровень интенсивности в предсознательном, создает конфликты. В цензуре следует видеть не только постепенное ослабление и затухание напряжения, достигаемое благодаря предсознательному, в не меньшей степени оно занято преобразованием угрожающих содержаний, при этом предсознательное придает им новый и более приемлемый вид.

        в) Создание структурированной системы памяти. В бессознательном «воспоминания» связаны друг с другом простыми ассоциациями, не имеют прочного места, очень подвижны и не подлежат никакому формальному упорядочению. От этого построение структурированной системы памяти в предсознательном отличается тем, что воспоминания о прошлом — в известных границах — могут систематически разыскиваться, идентифицироваться или регенерироваться, то есть им может придаваться определенное направление. Предпосылкой этого является своего рода «система складирования», которая обеспечивает вызывание и распознавание нужных воспоминаний для таких процессов, как мышление, преодоление проблем или фантазирование, и создает индивиду условия для того, чтобы ориентироваться в пространстве и времени.

           г) Проверка реальности. Эта развивающаяся под влиянием принципа реальности способность позволяет предсознательному делать различия между тем, что является «ирреальным» (фантазии, воспоминания, мысли и т.д.), и реальным, которое представляет «материальная» или «фактическая» реальность. Способность различать воображаемое и действительное является функцией, обусловленной процессом развития, относительно которой предполагается, что ее нет на ранних стадиях жизни, когда действительное и воображаемое исполнение желания между собой перепутаны.

         д) Связывание психической энергии. Связывание энергии считается предпосылкой для осуществления вторичного процесса, поскольку при этом речь идет исключительно о небольших количествах энергии. Это предполагает наличие в предсознательном способности сдерживать и регулировать большие количества энергии и контролировать их стремление к оттоку. Благодаря такому связыванию энергии становится легче справляться с приходящими из бессознательного содержаниями, а процесс связывания энергии в предсознательном приводит к тому, что диктаторский характер этих желаний исчезает, хотя, возможно, лишь временно, поскольку в результате энергия влечения, наполняющая собой инстинктивные желания и их дериваты, как бы «уговаривается подождать», а предсознательное тем временем ищет решение конфликта, вызванного насильственным характером инстинктивных влечений. Связанная энергия находит также свое применение при построении более стойких структур внутри предсознательного, например при организации памяти и мыслительной работы.

         е) Контроль над доступом к сознанию и обретением подвижности. Этот доступ зависит от того, как предсознательное классифицирует и изменяет каждое стремящееся к оттоку психическое содержание. С этой точки зрения задача предсознательного состоит в том, чтобы защитить сознание от насилия со стороны неприятных переживаний и удержать индивида от поступков, которые могли бы создать угрозу его жизни, авторитету, самоуважению или его представлениям о моральных ценностях и т.п. Все эти усилия, направленные в самом широком смысле на самосохранение индивида, охватываются понятием принципа реальности.

        ж) Право распоряжаться развитием аффектов. Возникновение аффектов (в частности, возникновение страха) считается следствием вытеснения (при этом энергия вытесненного инстинктивного побуждения может превратиться в аффект); предсознательное способно предотвратить это развитие и его воздействие на сознание, подчинив себе энергию инстинктивного желания, равно как и представление-содержание таких желаний. Благодаря «успешному» вытеснению энергии инстинктивного желания предсознательное способно не допустить возникновения аффекта, хотя его власть в этом отношении гораздо меньше, чем при контроле над доступом к подвижности. Отчасти это связано с предположением, что энергия влечения вследствие вытеснения представлений может превратиться в страх.

        з) Использование защитных механизмов. Помимо вытеснения для преодоления конфликта предсознательное может воспользоваться также и иными защитными механизмами. В отличие от вытеснения, отсылающего инстинктивное желание или его дериват в бессознательное, некоторые другие защитные механизмы позволяют дериватам инстинктивных желаний продолжить свой путь в сознание в несколько измененном виде. Так, например, бессознательное агрессивное желание напасть на человека может в результате проекции превратиться в страх (или же в убеждение) подвергнуться нападению со стороны другого.

         и) Предсознательное — место возникновения продуктов воображения. Предсознательное может вполне позволить дериватам из бессознательного, которые иначе были бы неприемлемы, достичь сознания, создавая из них фантазии об исполнении желания или придавая им форму творческих продуктов воображения. Эти творения, едва достигнув системы сознательного, получают подходящее «название», в результате чего их нельзя спутать с действительностью. Аналогичным образом вполне допускается и исполнение инстинктивных желаний при создании произведений искусства, когда все остальные подходы к двигательной сфере или к сознанию недоступны.

         к) Симптомообразование. Если вытеснение инстинктивного желания или его дериватов остается безуспешным, предсознательное может добиться компромисса в виде невротического симптома. Такого рода симптомы индивид воспринимает так, словно они ему навязаны и с ними ничего нельзя поделать, причем он, как ему кажется, вообще не в силах на них повлиять.

Вторая топика Оно, Я и Сверх-Я.

        Структурная модель, обоснованная З. Фрейдом в работе «Я и Оно» (1923), описывает три психические системы: Оно, Я и Сверх-Я (транскрипция с латыни — Ид, Эго и Супер-Эго, эта терминология нередко используется и в русскоязычной литературе). Так же как и в первой топике, создателем психоанализа подчеркивалось, что в целом психическое благополучие личности зависит от того, насколько эффективно взаимодействуют эти три подструктуры.

Оно(Ид)

            Одна из, пожалуй, самых кратких и вместе с тем четких характеристик Оно (в «Новом цикле лекций по введению в психоанализ», 1933) позволяет увидеть сходство в понимании этой структуры и прежней системы бессознательного:

«Мы полагаем, что на краю Оно открыто соматическому, воспринимает там импульсы влечений, которые находят в нем свое психическое выражение, но мы не можем сказать, в каком субстрате. У влечений Оно черпает энергию, но не имеет структуры, не проявляет общей воли, только стремление удовлетворить инстинктивные потребности, руководствуясь принципом удовольствия. Для процессов в Оно недейственны законы логического мышления, прежде всего правило противоречия. Противоречивые побуждения существуют рядом друг с другом, не устраняя друг друга и друг от друга не удаляясь, в крайнем случае вынуждаемые господствующим экономическим принципом к оттоку энергии они создают компромиссные образования. В Оно нет ничего, что можно было бы сравнить с отрицанием; с удивлением даже воспринимается тезис философов, что пространство и время являются обязательными формами наших душевных фактов. В Оно нет ничего, что бы соответствовало представлению о времени, никакого признания временного течения, и, что больше всего удивительно и что ждет нашей оценки в философском мышлении, никакого изменения душевного процесса с течением времени… Само собой разумеется, Оно не знает ни ценностей, ни добра, ни зла, ни морали»

       Важно- мы видим, что психический конфликт не может возникать в Оно — скорее он представляет собой результат воздействия других структур, в частности Я, в котором переживаются подобные конфликты и где предпринимается попытка разрешить их тем или иным образом. Далее речь идет о том, что Оно не занимается испытанием реальности и не распознает опасные ситуации — это означает лишь то, что Оно не создает аффекты и, главное, не порождает страх(тревогу) В этой гипотезе проявляется измененная фрейдовская теория страха, в которой он твердо помещает «резиденцию страха» в Я, где — по его представлению — осуществляются защитные процессы.

        Что касается содержаний Оно, то и здесь снова между бессознательным и Оно можно провести четкие параллели. Так, например, содержание Оно состоит из вытесненных и невытесненных инстинктивных желаний, к которым теперь относятся содержания как сексуальных, так и агрессивных влечений.

Я(Эго)

         Термин Я (Эго) обозначает те психические функции, которые позволяют приспосабливаться к требованиям жизни и находить способы для управления безудержными устремлениями Ид.

«Если Оно ищет исключительно достижения удовольствия, то Я правит из соображений безопасности. Я поставило себе задачей самосохранение, которым Оно, похоже, пренебрегает» (XVII, 129—130). Эта задача для Я необычайно тяжела, поскольку ее приходится решать на фоне постоянного давления и непрекращающихся претензий трех различных лагерей, а именно Оно, Сверх-Я и внешнего мира. Если у Я происходит сбой в его посреднической роли между этими тремя находящимися в противоречии требованиями, то последствием будет та или иная форма психического заболевания; или же в результате может возникнуть более или менее серьезное препятствие в осуществлении Я определенных функций.

        Эго развивается непрерывно в течение всей жизни, но наиболее быстро — в детстве, начиная с раннего младенчества. Эго функционирует в соответствии с принципом реальности и является колыбелью вторичного процесса мышления (вербального, последовательного, логического, ориентированного на познание, социально приемлемое поведение и прогнозирование последствий от реализации своих действий, мыслей или желаний). Таким образом, Эго является посредником между требованиями Ид и ограничениями среды, оно имеет как сознательный, так и бессознательный аспект.

Сознательное Эго — то, что большинство людей понимает под термином «Я» или «собственное Я» (в некоторой степени аналогично понятию «личность» в академической психологии).

               Бессознательное Эго включает преимущественно защитные механизмы и процессы (которые активно не осознаются, но определяют сознательное поведение).

Как правило, Эго оказывается слабее Ид, поэтому оно преобразовывает желания Ид в действия так, как будто желания Ид являются его собственными желаниями. Но самые запретные стремления Ид — не находящие выхода представления и аффекты — становятся источником внутреннего напряжения, требующего разрядки и ощущаемого как тревога. В структурной модели Фрейд определял тревогу как специфическое состояние неудовольствия, как универсальную реакцию на опасность — реальную или потенциальную. Тревога может быть вызвана реальной опасностью (исходящей из внешнего мира), моральными факторами (связанными с конфликтом Эго и Супер-Эго) или иметь невротическое происхождение (вызванное конфликтом между Эго и Ид).     

       Тревога сигнализирует о наличии структурного конфликта, который лежит в основе большинства поведенческих и личностных проблем. В соответствии со структурной моделью интрапсихический конфликт (и порождаемые им симптомы) является следствием столкновения интересов Оно и Я.

          В топической теории следующие функции Я так или иначе приписывались предсознательному:

-связывание свободно перемещающихся инстинктивных энергий;

-реализация вторичного процесса;

-использование вербальных символов в мыслительных процессах и осуществление «пробных действий» с помощью мышления;

— испытание реальности и интеллектуальные способности, считающиеся важным моментом для различения внутреннего и внешнего мира, а также реального и воображаемого;

-функция синтеза, которой пользуется Я, пытаясь объединить и примирить друг с другом претензии тех трех господ, которым оно служит;

-защита — эта функция на третьем этапе стала пониматься в значительной мере иначе, чем раньше, особенно это касается дифференциации специфических защитных механизмов, приводимых в действие Я;

-далее, функция симптомообразования, понимаемая (как уже и на предыдущем этапе) с точки зрения компромисса между инстинктивными желаниями и защитными механизмами Я;

— функция видения сновидений, которая служит столь важной цели обеспечения и сохранения сна.

-новая и важная функция Я, появившаяся в структурной теории, заключается в подаче сигнала страха для приведение в действие защитных механизмов. Идея о том, что Я является «резиденцией страха», впервые была выражена в 1923 году и более детально разработана в работе «Торможение, симптом и страх» (1926). Эта новая концепция заняла место прежней, в которой страх рассматривался как результат непосредственного превращения вытесненной энергии влечения. Я использует страх в качестве сигнала для защиты самого себя. Этот сигнал страха подается, как только под натиском усиливающихся инстинктивных желаний возникает «внутренняя» угроза, приводящая к появлению в Я конфликтов.

     «Пословица предостерегает одновременно служить двум господам; бедному Я еще тяжелее, оно служит сразу трем строгим хозяевам, старается привести в соответствие друг с другом их требования и претензии. Эти претензии всегда расходятся, часто кажутся несовместимыми; поэтому неудивительно, что Я так часто терпит неудачу в своей работе. Тремя тиранами являются внешний мир, Сверх-Я и Оно. Если проследить за усилиями, прилагаемыми Я, чтобы одновременно всем им угодить, вернее сказать, одновременно всех слушаться, нельзя, персонифицируя это Я, его не пожалеть. Оно чувствует себя стиснутым с трех сторон, подверженным троякой угрозе, на которую в затруднительных обстоятельствах оно реагирует развитием страха»

Сверх-Я(Супер-Эго)

Третья инстанция Сверх-Я (Супер-Эго)обозначает ту часть психического аппарата, которая формируется на основе родительских образов и запретов (понятий «нельзя», «некрасиво», «некультурно», «стыдно»). Главной задачей Сверх-Я является подавление требований Оно посредством морального влияния на Я.

        В основе усваивания  определенных стандартов поведения и запретов лежат прежде всего идентификации (отождествление) с родительскими фигурами. Первоначально ребенок прибегает к самоограничению из-за боязни потерять любовь или из-за опасения агрессии (наказания) со стороны родителей. Впоследствии он начинает действовать, исходя из страха перед внутренним цензором —Супер-Эго. Так формируется совесть, которая, по образному выражению Фрейда, является медалью, на обороте которой написано: «страх осуждения социумом».  Действия, совершенные вопреки голосу совести, могут вызвать чувство вины и стыда или провоцировать потребность в наказании. Личностные проблемы в равной степени могут быть следствием как недостаточно сформированного, так и слишком жесткого Супер-Эго.

           Идентификация происходит скорее с родительским Сверх-Я, проявляющимся в воспитательной установке родителей; и так от поколения к поколению. Это заставило Фрейда заметить, ≪что, несмотря на их глубочайшее различие, Оно и Сверх-Я имеют один общий момент: оба, в сущности, исполняют роль прошлого, Оно — по праву наследования, Сверх-Я — поскольку в нем запечатлены другие, тогда как Я детерминировано прежде всего тем, что оно поживает само, т.е. случайностью, актуальностью≫

Сверх-Я выполняет три функции:

— функцию самонаблюдения;

— функцию морального сознания, цензуры. Именно ее обычно имеют в виду, употребляя термин Сверх-Я в смысле ограничения.

— функцию идеала, к которой сейчас применяется термин ≪Идеал-Я≫.

Различие между последними функциями проявляется в различии между чувствами вины и несостоятельности: чувство вины связано с моральным сознанием, а чувство несостоятельности —с функцией идеала.

          Если в терминологическом плане Идеал-Я и Сверх-Я связаны с одной и той же инстанцией, то в плане применения, как кажется, Я-Идеал приобретает несколько иной смысл. Он означает очень архаическое образование, соответствующее идеалу всемогущества первичного нарциссизма или в любом случае инфантильного нарциссизма. Некоторые авторы (Лагаш) считают, что он включает в себя определенную часть идентификации с существом, которое ранее представляло собой всемогущество—с матерью. Здесь можно в некотором смысле усмотреть предвестника Сверх-Я.

Литература.

Собрание сочинений З.Фрейда в 10 томах под редакцией А.М. Боковикова.

З. Фрейд «Толкование сновидений»

 З.Фрейд «Лекции по введению в психоанализ»

 З.Фрейд «Я и Оно»

 З.Фрейд «Торможение, симптом тревога»

Энциклопедия глубинной психологии.

Алекс Холлер. Фрейдовсткая теория психического аппарата

Гунтрам Кнапп  Понятие бессознательного и его значение у Фрейда

Дитер Айке Сверх-Я: инстанция, задающая направление нашим поступкам       

Гемма Яппе Развитие фрейдовского понятия Я

2 thoughts on “Структура психического аппарата. 1 и 2 топики.”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *